После службы фсин пошел в министерство обороны

Важная и полезная информация в статье: "После службы фсин пошел в министерство обороны". В статье рассмотрена тематика с различных точек зрения, что позволяет сделать верные выводы. По всем вопросам вы можете обратиться к нашему дежурному специалисту.

В рамках реформы силовых структур России возможно слияние Федеральной службы исполнения наказаний и Министерства внутренних дел

В конце 2017 года Президент России подписал закон, сокращающий предельную численность штата Министерства внутренних дел РФ с 2018 года. На рассмотрении находится и вопрос об объединении ФСИН и МВД – это один из наиболее вероятных путей продвижения реформы в данном ведомстве. Реорганизация данной структуры породила необходимость проведения индексации оплаты труда, которая не проводилась на протяжении многих лет.

В настоящее время в Российской Федерации продолжается реформирование силовых структур. Изменения не обойдут стороной и ФСИН. В последних новостях за 6 февраля сообщается, что в 2018 году может произойти объединение этой службы с МВД.

Изменения коснутся каждого сотрудника в учреждении, будет пересмотрен оклад работников ведомства, усилен контроль за качественным исполнением профессиональных обязанностей.

Федеральная служба исполнения наказаний является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции.

В случае объединения ФСИН и МВД в 2018 году ведомство не утратит свое предназначение

ФСИН также осуществляет функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных, функции по содержанию лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений, и подсудимых, находящихся под стражей, их охране и конвоированию, а также функции по контролю за поведением условно осужденных и осужденных, которым судом предоставлена отсрочка отбывания наказания.

ФСИН создана для исполнения наказаний и для содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых, осуждённых. В подчинении службы находятся все места лишения свободы России.

После объединение ФСИН и МВД в 2018 году часть сотрудников сменят служебную форму на гражданскую

31 декабря 2017 года Владимир Путин поставил свою подпись под Указом, предписывающим оптимизировать максимальную численность сотрудников МВД с 1 января 2018 года на 10 тыс. человек — до 894 тыс. 871 чел., в том числе:

  • сотрудников органов МВД РФ;
  • работников МВД;
  • гражданского персонала.

Реформа полиции заключается в сокращении сотрудников МВД с 1 января 2018 года.

После выборов президента и ФСИН может перейти под контроль МВД. Такую возможность обсуждают в подразделениях ФСИН по всей стране. Кроме того, возможна кадровая реформа в ведомстве.

«Существенную часть сотрудников ФСИН переведут на гражданскую службу, то есть они останутся без погон. При погонах останутся только те сотрудники, кто работает с оружием. Массовые сокращения вряд ли будут, потому что в системе и так катастрофическая нехватка кадров»,

— рассказал один из источников.

Объединение ФСИН и МВД в 2018 году предполагает уменьшение численности генералов

Уголовно-исполнительная система находилась в структуре органов внутренних дел до реформы 1998 года, когда на основе Указа президента России Бориса Ельцина ее передали в ведение Министерства юстиции России.

До 2005 года в России существовало Главное управление исполнения наказаний Минюста России, которое впоследствии в ходе административной реформы преобразовали в Федеральную службу исполнения наказания, которая все так же находилась под контролем Минюста.

Однако эксперты отмечают, что «если ФСИН такую, какая она есть сейчас, берут под зонтик МВД, чтобы посмотреть, какие, например, должности и позиции в системе были лишние, где можно кого-то сократить для экономии бюджета, то это вполне укладывается в логику оптимизации, которую российские власти проводят в последнее время».

Эксперты не исключают, что силовые ведомства готовят к варианту реформы, когда после выборов власти вернутся к идее создания «мегаведомства», под крылом которого объединятся несколько силовых структур. Так что силовиков, судя по всему, ждёт «оптимизация», как в здравоохранении. Генералов станет меньше.

После службы фсин пошел в министерство обороны

После службы фсин пошел в министерство обороны

Узнали о взысканиях, прекрасно. . Теперь будете думать о них всю оставшуюся жизнь? Или кредит со взысканиями не дают? При увольнении по сокращению штатов из фсин подожена ли мне выплата по воинскому званию в течении года?

Ну а по сути вопроса отвечу следующее, по-моему таких выплат бывшим ФСИН-овцам не положено. Но на абсолютную достоверность своего ответа не претендую. Могу и ошибаться, т. к. в ФСИН слава богу служить не пришлось.

Образец рапорта на увольнение из фсин Вашем?

Но порой выбора особенно и нет! Нашем офисе, а кто говорит, с особенностями, председатели палат.

военнослужащим, общая продолжительность военной службы которых в льготном исчислении составляет от 15 до 20 лет, — 40 суток; г) военнослужащим, общая продолжительность военной службы которых в льготном исчислении составляет 20 лет и более, — 45 суток. Общая продолжительность военной службы определена как время его военной службы , как по призыву, так и по контракту, в том числе и в случаях повторного поступления на военную службу. Военная служба, согласно ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» Таким образом, служба в ФСИН в общую продолжительность военной службы не входит.

Призыв в Вооруженные силы РФ

Весной 2019 года на срочную военную службу в ВС РФ будут направлены 128 тыс. новобранцев, сообщил врио начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Евгений Бурдинский

ТАСС-ДОСЬЕ. 30 марта 2019 года газета Министерства обороны РФ «Красная звезда» сообщила, что весной 2019 года на срочную военную службу в Вооруженные силы (ВС) РФ будут направлены 128 тыс.

новобранцев, что на 10% меньше, чем в весенний призыв 2019 года.

Набор в ВС РФ проходит дважды в год — с 1 апреля по 15 июля и с 1 октября по 31 декабря.

Об этом изданию рассказал врио начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба ВС РФ генерал-лейтенант Евгений Бурдинский.

[3]

Весной 2019 года на военную службу призовут наименьшее количество новобранцев с 2006 года.

Нормы призыва фигурируют в указах президента РФ. Впервые число новобранцев было включено в текст указа, опубликованного 15 апреля 1994 года президентом Борисом Ельциным.

Тогда план призыва составлял 216 тыс.

В 1994-1999 годах в армию ежегодно призывали в среднем 406,9 тыс. человек, в 2000-е годы — 321,4 тыс. человек. Весной и осенью призывается приблизительно одинаковое число людей.

С 1 апреля по 15 июля 2019 года были призваны 142 тыс.

человек. В научные роты отправились 356, а на альтернативную службу — 430 призывников.

Читайте так же:  Разработка премирования сотрудников по результатам работы

С 1 октября по 31 декабря 2019 года были призваны 134 тыс. человек.

По закону «О воинской обязанности и военной службе», правом на отсрочку от призыва пользуются:

В марте 2019 года главный военный прокурор РФ Валерий Петров сообщил, что за последние годы число уклонистов сократилось «почти на 30%».

В течение 2019 года количество научных рот вырастет до 16 — четыре роты будут сформированы в военном технополисе «Эра» в Анапе (Краснодарский край). Открытие технополиса запланировано на 1 сентября 2019 года.

Реформа ФСИН в 2019 году, последние новости: в Министерстве юстиций хотят провести реформу ФСИН

В Министерстве юстиций Российской Федерации решили, что нужно провести реформу в федеральной службе исполнения наказаний.

Так, нововведения затронут работу воспитательного ведомства и заработную плату сотрудников.

В целом власти Российской Федерации хорошо оценивают такую идею. Более того, правительство одобряет повышение заработной платы работникам ведомства, ведь от данной структуры зависит порядок и соблюдение законов в России.

Предположительно, изменения в оплате будут проводиться в несколько этапов. Зарплаты начальства будут постепенно уменьшать, что даст возможность добавить оплату простым охранникам.

В первую очередь правительство намеренно провести оптимизацию среди высоких должностей.

Кроме того, под волну сокращения могут попасть работники, которые не имеют никакого отношения к ведомству, к примеру, психологи.

Заработную плату работникам будут рассчитывать по некоторым факторам. Так, на выплаты повлияют надбавки за квалификацию, выслугу лет, особые условия работы.

«Это как волка поставить на охрану овец». После выборов президента ФСИН может перейти в подчинение МВД

Эксперты говорят, что если ФСИН подчинить МВД, полиция будет давить на заключенных для раскрытия уголовных дел. Фото: Дарья Козинова/Znak.com

После выборов президента Федеральная служба исполнения наказаний может перейти под контроль Министерства внутренних дел. Такую возможность обсуждают в подразделениях ФСИН по всей стране. Кроме того, возможна кадровая реформа в ведомстве. «Существенную часть сотрудников ФСИН переведут на гражданскую службу, то есть они останутся без погон. При погонах останутся только те сотрудники, кто работает с оружием. Массовые сокращения вряд ли будут, потому что в системе и так катастрофическая нехватка кадров», — рассказал один из источников.

Информацию о возможном переходе ФСИН под контроль МВД нашему изданию на условиях анонимности подтвердили сразу несколько действующих сотрудников УФСИН по Республике Татарстан, УФСИН Москвы и ГУФСИН по Свердловской области.

Уголовно-исполнительная система находилась в структуре органов внутренних дел до реформы 1998 года, когда на основе Указа президента России Бориса Ельцина ее передали в ведение Министерства юстиции России. До 2005 года в России существовало Главное управление исполнения наказаний Минюста России, которое впоследствии в ходе административной реформы преобразовали в Федеральную службу исполнения наказания, которая все также находилась под контролем Минюста.

Глава благотворительного фонда «Русь сидящая» Ольга Романова уверена, что переход ФСИН под контроль МВД «ничего хорошего не принесет».

— Кому ни передавай — все один и тот же цирк. Системе исполнения наказаний не место в МВД, ее нужно вообще уничтожить и создать с чистого лица современную гражданскую пенитенциарную службу, взяв в качестве основы подходящий нам немецкий опыт. В Германии вполне себе нормальные тюрьмы, в них четкая и строгая система. Она исправительная, это не машина для уничтожения человеческого достоинства, — говорит Романова.

Глава «Руси сидящей» уверена, что «самое главное — перевести ФСИН из силового ведомства в гражданское. И второе — открыть эту систему для действенного общественного контроля. Только этими двумя способами можно уничтожить ГУЛАГ. ФСИН не должен быть государством в государстве».

Но Ольга Романова уверена, что в реальности таких глобальных преобразований в системе ФСИН ждать не приходится, ведь на это нужна политическая воля. «А у власти до ФСИН руки никогда не доходят, потому что верховная власть от сумы и тюрьмы привычно зарекается», — говорит правозащитница.

Фото: Дарья Козинова/Znak.com

Экс-прокурор Республики Чувашии, глава юридического департамента «Руси сидящей» Алексей Федяров в разговоре с журналистом Znak.com также заявил, что переход ФСИН под контроль МВД вряд ли сейчас возможен.

— Наличие ФСИН в составе Минюста — это очень важно требование Европейского союза, поэтому российские власти не станут еще больше обострять отношения с европейскими партнерами, — уверен Федяров.

[1]

Он также отмечает, что «МВД — это основной в количественном плане игрок в расследовании уголовных дел в стране, поэтому передавать ФСИН ведомству, которое поставляет подавляющее количество осужденных, как минимум нелогично. Ведь в таком случае интересы оперативных служб будут выше вопросов исправления осужденных. А система исполнения наказания вообще не должна зависть от органов расследования уголовных дел».

Такого же мнения придерживается и руководитель исследовательских программ правозащитной организации «Общественный вердикт» Асмик Новикова. Эксперт уверена, что на сегодняшний день «вхождение ФСИН в состав МВД равносильно тому, что волка поставят на охрану овец».

— МВД — это структура для раскрытия преступлений, и, если в их руки (сотрудников МВД. — Прим. Znak.com) будут попадать заключенные, то это упростит силовикам задачу. Они продолжат и в колониях давить на заключенных, чтобы узнавать от них дополнительную информацию о преступлениях, раскрытие которых подвисло. А заключенный — это человек, который по решению суда уже отбывает наказание. И его нужно оставить в покое. Заключенным должны заниматься службы по его исправлению, — объясняет Новикова.

Однако эксперт отмечает, что, «если ФСИН, такую, какая она есть сейчас, берут под зонтик МВД, чтобы посмотреть, какие, например, должности и позиции в системе были лишние, где можно кого-то сократить для экономии бюджета, то это вполне укладывается в логику оптимизации, которую российские власти проводят в последнее время».

— В принципе вариант перехода ФСИН в МВД допустим. Но надо смотреть, как будут устроены координирующие механизмы между следователями, оперативными и тюремными службами. Если при такой реформе не будет конкретных шагов по улучшению системы, то общество от такой реформы скорее проиграет, — подытожила Новикова.

Отметим, что в последнее время в СМИ все чаще обсуждаются варианты слияния отдельных ведомств. Так, говорилось об упразднении Следственного комитета России и передаче его полномочий снова в Генеральную прокуратуру, а также о переходе спасателей нынешнего МЧС под контроль Министерства обороны России. Однако пока эта информация остается на уровне слухов и предположений.

Для отслуживших в армии выделят бесплатные места в вузах

После окончания службы в армии каждый 20-й срочник сможет поступить на бюджетное отделение в вуз в рамках специальных квот. Соответствующие поправки в законы «Об образовании в Российской Федерации» и «О статусе военнослужащих» подготовило Минобороны. Размеры квот должно установить Минобрнауки. При этом абитуриенту — бывшему солдату понадобится рекомендация командира части. Эксперты считают, что необходимость такого документа — слабое место инициативы военного ведомства, оставляющее возможности для коррупции и произвола.

Читайте так же:  Проверить наличие неоплаченных штрафов

Сегодня закон «Об образовании в Российской Федерации» дает особые права при поступлении в вуз по программам бакалавриата и специалитета некоторым категориям инвалидов. Для этих категорий абитуриентов устанавливаются специальные квоты для учебы за счет бюджета.

Минобороны предлагает включить в этот список льготников также отслуживших срочников. В пояснительной записке к поправкам отмечается, что квотой смогут ежегодно воспользоваться до 15 тыс. бывших военнослужащих. Два последних призыва — около 150 тыс. новобранцев каждый. То есть квоты рассчитаны примерно на 5% срочников.

Сейчас у солдат, решивших после армии пойти в вуз, есть право только на поступление на бесплатные подготовительные отделения государственных вузов. Для этого они должны предоставлять рекомендацию от командира части или соединения. Аналогичную практику военное ведомство хочет ввести и для поступления на обучение в вузе.

В Минобороны «Известиям» пояснили, что сейчас такие рекомендации не имеют юридической силы. В случае принятия предложенных поправок министерство подготовит приказ, регламентирующий порядок выдачи этого документа.

Представитель военного ведомства пояснил, что чаще всего рекомендации у своих командиров запрашивают солдаты, которые собираются продолжить службу в силовых структурах. Если речь будет идти о зачислении на бюджетные отделения вузов, контроль за выдачей рекомендаций будет усилен.

— Нельзя исключать, что всё будет проходить через главное управление кадров. Дело серьезное, так что будет и жесткий внутренний контроль, и прохождение внутреннего конкурса, если желающих будет слишком много, — отметили в Минобороны.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что солдату откажут в рекомендации при наличии неснятых дисциплинарных взысканий или привлечении к уголовной ответственности за время службы.

Командир мотострелкового батальона в Нижегородской области подполковник Геннадий Заборов отметил, что новая льгота для призывников должна будет способствовать росту воинской дисциплины и мотивации солдат, а также повысит престиж службы. При этом он отметил, что положительную рекомендацию получить непросто.

— Солдат будет знать, что у него есть право бесплатного обучения в гражданском вузе. Но чтобы заслужить его, надо стать образцовым военнослужащим — иметь высокие результаты по предметам боевой подготовки, не нарушать дисциплину, проявлять разумную инициативу. Только так он сможет заслужить положительную характеристику от командира для поступления в вуз, — сказал Геннадий Заборов.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

По мнению ответственного секретаря Комитета солдатских матерей Валентины Мельниковой, необходимость рекомендаций создает предпосылки для вымогательства и коррупции.

— Рекомендацию в части могут не выдать бесплатно — именно в этом в первую очередь слабое место инициативы, — отметила Мельникова. — С произволом командиров мы часто сталкивались в позднесоветское время, когда характеристики были необходимы. Это выливалось в коррупцию и волюнтаризм. Капитан, если захочет, всегда может испортить рекомендацию.

По мнению эксперта, условия поступления по квоте должны быть четко прописаны в законодательстве, чтобы исключить субъективность.

Контр-адмирал в отставке Владимир Захаров напомнил, что в СССР характеристика для вуза, выданная солдату по окончании службы, была подтверждением того, что человек прошел армию.

— Без нее человек поступить мог, но на обычных основаниях. С характеристикой он шел вне конкурса. Это был очень хороший стимул, и он эффективно нами использовался, — рассказал Захаров.

Сегодня получившие рекомендацию командира срочники и отслужившие три года без перерыва контрактники имеют право поступить за счет бюджета на подготовительное отделение государственного вуза.

В СИЗО с высшим образованием

В России работают семь высших учебных заведений, где готовят сотрудников для Федеральной службы исполнения наказаний. Для того чтобы поступить туда, нужно получить направление от СИЗО, тюрьмы или колонии. После учёбы выпускники обязаны вернуться в эти учреждения и проработать там несколько лет. Студент юридического направления Пермского института ФСИН анонимно поговорил с самиздатом «Батенька, да вы трансформер».

Спасибо, что согласился поговорить.
Ну, пока не знаю, на все вопросы-то я не отвечу, скорее всего (перед интервью собеседник написал, что подписал «документ, запрещающий распространение информации, кроме агитационной» — прим. ред.). У нас идеология такая, что нужно прославлять институт. Позорить его не стоит. Да и нечем, в принципе, позорить-то.

Но есть какой-то документ, который вы подписываете? Например, что вы обязуетесь не разговаривать с журналистами?
Конкретно о журналистах ничего не сказано, но не всю информацию об институте можно разглашать.

Как это оформляется?
Ну, это больше личные убеждения. Вот отправляют нас в отпуск и говорят провести агитационную работу. В агитационной работе не указывается, что именно мы должны говорить про институт. Мы просто рассказываем про институт, что там и как.

Ты говоришь «личные убеждения». Ты целенаправленно шёл в этот институт?
Да. Я учился в кадетском корпусе, и у меня уже были какие-то представления о системе исполнения наказаний. То есть я шёл целенаправленно служить на благо Родины.

[2]

Вокруг тебя тоже такие люди?
Да. После кадетского корпуса половина класса поняла, что это не их, и ушла в гражданские. А половина дальше целенаправленно пошла в структуры. Кто-то в военную область, кто-то в полицию. Насчёт ФСБ не знаю.

Это была кадетская школа при ФСИН?
Нет, отдельно. По сравнению с обычной школой у нас были дополнительные занятия, нас знакомили со структурами. Большое влияние, конечно, МВД имело, в прошлом году больше стала военная направленность. Ну и также к нам приходили введение в профессию проводить — люди из МВД, из военных частей приходили, офицеры чаще всего. Рассказывали, куда можно поступить, где на кого учиться, как туда поступить вообще.

Исполнение наказаний отличается от других силовых профессий. Это очень специфическая работа с заключёнными.
Со спецконтингентом.

Да. Откуда желание именно в этой области работать?
В некотором роде все структуры — что МВД, что ФСБ, что наша ФСИН — работают с одними и теми же людьми. Один человек совершил преступление, с ним сначала работает полиция. Дальше ему выносится постановление суда о наказании, и человек становится спецконтингентом. И если подумать логически, то мы с одними и теми же людьми работаем. В учреждениях они, может быть, меняются, но на практике я пока не понял, меняются ли люди во время исполнения наказания.

Читайте так же:  Новое в законодательстве по реализации алкоголя на определенных территориях

Чем руководствовались твои однокурсники, когда решили именно в эту систему пойти?
Большая часть, конечно, идёт с такой же идеологией. Но только они после гражданских школ идут. Также есть у нас сотрудники учреждений, которые уже на себе испытали работу там. Они понимают, кем будут работать и чем будут заниматься. Они целенаправленно идут получать образование. Да, есть малый процент людей, которым, например, родители посоветовали. То есть сами дети не представляют, куда идут. Ну, и вот так учатся. Но некоторые понимают, чем они будут заниматься, и их это устраивает. В каждом институте, по-моему, есть такие люди, которым не нравится институт.

В Перми есть ещё какие-то силовые университеты, чтобы можно было выбрать?
В нашем городе раньше был филиал нижегородской академии МВД, но его закрыли, по-моему, пару лет назад. Сейчас остался, помимо нашего института, Пермский военный институт, но там больше техническое образование. И это уже не министерство юстиции, а Минобороны. Также у нас было ВКИУ (Пермский военный институт ракетных войск, расформирован в 2003 году. С 1962 по 1972 год — ВКИУ, Пермское высшее командно-инженерное училище — прим. ред.). Но его тоже закрыли, поэтому у нас военизированных институтов осталось только два.

Выпускники, которые по контракту пойдут работать, получат какие-то начальственные должности? Какого уровня?
Да. Стараются ставить на начальствующие должности, потому что мы уже имеем образование. У нас выпускаются с официальным званием лейтенанта внутренней службы. В процессе обучения мы проходим практику в учреждении — рядовыми, сержантами. Пробуем все должности. Потом после третьего курса мы идём на ту работу, которой будем заниматься по окончании. В конце четвёртого курса учреждение забирает нас к себе, и мы на этой должности работаем.

Чтобы поступить, нужно получить направление от какого-то учреждения?
Ну да. Чтобы поступить, приходишь в любое учреждение ФСИН, будь это исправительная колония или СИЗО, там берёшь направление. Ещё проходишь тесты, ЦПД (комплекс психологических исследований, устоявшееся сокращение от «Центра психологической диагностики» – прим. ред.) на психологическую устойчивость, потом медкомиссию, полиграф и внутренние экзамены в самом институте. И потом уже по результатам этих экзаменов тебя принимают или не принимают.

А ты от какого учреждения решил поступать?
На этот вопрос я не буду отвечать.

Ты отучишься и должен будешь вернуться туда работать?
Да, заключается контракт со структурой. Есть всероссийский конкурс и внутренний. Внутренний — это когда от области, края поступаешь, туда и направляешься. А есть всероссийский — это когда от твоего региона все места кончились, и ты заключаешь контракт с другим субъектом Российской Федерации. И по окончании обучения едешь туда работать.

Сколько нужно минимум проработать?
Пять лет.

А если ты закончил учиться и понял, что это не твоё? У тебя нет никакой возможности не пойти туда?
Контракт ты подписываешь добровольно. Если понял, что хочешь уйти, во время учёбы — уходи. Когда ты уже отучился и у тебя подписан контракт, ты обязан отработать.

То есть сейчас ты можешь бросить учёбу?
Могу. Но так как я учусь на бюджете, мне придётся возместить средства, которые на меня потратило государство. То есть, насколько я знаю, у меня друзья тоже учатся в институтах МВД — у них та же самая система.

Насколько строгий медицинский отбор?
Ну не знаю, как сказать. Если ты хромой, косой, ходишь на одной ноге, то да, конечно, не поступишь. Требования, в принципе, не такие уж серьёзные по сравнению со структурой ФСБ, например. У них намного сильнее отбор. На медкомиссии мало очень отсеивали.

Полиграф?
Не могу рассказать.

Вы всё время проводите в институте, вы живёте в казармах?
По-моему, есть два института — наш и владимирский, — где студенты живут при институте, где предоставляется жильё. Во всех остальных институтах ФСИН, по-моему, общежитие предоставляется отдельное, недалеко от института, или вообще проживание в городе.

Утром у вас занятия, а потом?
После обеда у нас самоподготовка. То есть мы готовимся к занятиям. Есть люди, которые занимаются спортом — они уходят на тренировку. Если есть возможность, занимаемся на территории института. Если нет — идём в город.

Насколько строго с режимом? Если бы сейчас у тебя не было отпуска и ты был бы в институте, у нас получилось бы так посреди дня поговорить?
Если бы это был учебный день? На самоподготовке, в принципе, сам решаешь, чем заниматься, так что, в общем, да. Но нам говорят: нужно же учиться. Самый главный приоритет — получать образование.

А какие у вас есть специализированные занятия, для юристов-фсиновцев?
У нас есть специальная профессиональная подготовка, по крайней мере, в этом семестре была. Нас знакомят с направлениями учреждений. Насколько я помню, их пять. По каждой ветке нам рассказывают, какие функции, какие задачи, чем они руководствуются, ну и так далее.

В последнее время были обсуждения проблем в пенитенциарных учреждениях и скандалы из-за пыток. До вас это вообще как-то доходит? Как такие вещи политического плана обсуждаются, если обсуждаются?
Вещи политического плана как-то опускаются. Насчёт пыток нам, конечно, один ролик показывали, но, как нам объясняют в институте, это случай из ряда вон выходящий, то есть такое не допускается. Нам говорят, что так делать нельзя и это противозаконно.

Между собой вы как-то обсуждаете это? Например, историю Ильдара Дадина.
Мы не обсуждаем, потому что у нас свои заморочки, там, в плане учёбы, в плане быта.

А в целом ты об этом задумываешься? О том, что, вероятно, это будут какие-то неизбежные вещи, и эта профессия так или иначе связана с насилием.
Пока нет.

Зона унижения. Интервью с сотрудником ФСИН

Бывший начальник отдела управления ФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области дал «Снобу» анонимное интервью и рассказал, почему наши исправительные учреждения отказываются от гуманитарной помощи из Европы, как восстановить власть сотрудников колонии на «черной» зоне и сделать из нее зону «красную» и о страдании как главном принципе отечественной пенитенциарной системы

28 Июнь 2014 12:42

Б елена не растет просто так

Наши оперативники называли меня «человек-легенда» из-за участия в боевых действиях и специальных операциях. В одной колонии, где я был инструктором, я вышел с проверки, а во дворике один из заключенных занимался упражнениями на спортивных снарядах. Я ему говорю: «Ты неправильно делаешь, так фигуры не выполнишь и травму получишь». Он попросил показать, как правильно, и я, старый офицер, показал ему подъемы-перевороты. Другие осужденные на лавочке даже захлопали.

Читайте так же:  Как написать жалобу на ребенка в школе образец

На второй же день моей службы после занятий по боевой подготовке я обнаружил в колонии растущую на плацу белену. Я обратился к замначальника по оперативной работе:

— Вот, видишь, растения растут?

— Знаешь, что это белена? Вызывает наркотическое опьянение при употреблении.

— О-о-о, да не может быть. Ну, выросла и выросла, что поделаешь, сорняк.

— Видишь, кусты растут ровно, между ними одинаковое расстояние? Это рука человека.

На следующий же день выяснил, что белену выращивали осужденные.

На посту в отделе Управления ФСИН я работал со всеми учреждениями по Северо-Западному округу. По утрам я получал доклады, что где происходит, кто виноват, если что не так. Дальше делал типичные для таких ситуаций действия: если кто-то совсем круто провинился, например, в связях с преступным миром, тех от должности отстраняли. Но чаще всего достаточно было выговоров по телефону: «Вы идиот! Что такое там творите?!»

Бунт и голодовка

На проверках и дежурствах постоянно приходилось общаться с осужденными. Спрашиваю, а все ли в порядке, а хорошая ли еда. Если нет, надо разбираться. Однажды меня прикомандировали к ИК-5 «Металлострой» — по-быстрому порядок навести. Ну я и начал всех гонять по правилам внутреннего распорядка, чтобы все мелкие нарушения поправили. Например, осужденные часто ходили в чем попало. Приходилось прямо спрашивать: «УДО хочешь? Тогда брысь в форму переодеваться». На третий день меня зам по тылу пригласил к себе в кабинет, а у него на столе лежала пачка заявлений осужденных: «Прошу выдать мне форму…» В последний день мне надо было пройтись по плацу в дальний угол в сторону медицинской части. Я иду и вижу, что все от меня по углам прячутся вправо-влево — достал!

Однажды я в эту же колонию приехал на ночную проверку в 2 или 3 ночи. Оперативникам сказал достать спецсредства и мне тоже дубинку резиновую выдать, чтобы выйти проверить жилую зону. И слышу, один другому шепчет: «Ты ему не давай, а то он там сейчас всех поколотит, а нам потом отчитываться». Ладно, успокаиваю их, пойдемте со мной, не буду я никого колотить. Бардак, конечно, ночью страшный был: кто в карты сидел играл, кто на наши замечания даже не реагировал. «Спецназ сейчас приедет вас спать уложить», — говорю. Только так и разогнали по кроватям. А когда я стал уходить, все дежурные пошли провожать меня прямо до выхода — никогда так не делается, а тут до самых дверей. Спрашиваю: «Мужики, что вы идете за мной?», а они отвечают: «Да хотели высказать вам уважение. Вы единственный в комиссии, кто решил пойти в жилую зону ночью, а так все боятся».

Потом эту колонию ломали: она считалась «черной», под властью осужденных. Когда спецназ проводил операцию, всех поизбивали, очень многие остались инвалидами. Я считаю, что такие ситуацию нужно решать по-другому, без насилия. Например, основных авторитетов разослать по разным колониям за Урал, а на их место прикормленных авторитетов пристроить. Но в тот момент это решение было в ведомстве генерала Маленчука, очень самоуверенного, а сам я не стал участвовать в этом процессе.

В нашей области бунтов, связанных с плохим обращением с заключенными и вымогательством, не бывает. Это чаще происходит в Сибири, вдали от столиц. Но был однажды у нас своеобразный бунт: заключенные всех колоний отказались принимать пищу. Ничего не требовали, просто одному авторитету надо было показать, что, мол, он в доме хозяин.

В местах заключения есть так называемые смотрящие, негласные начальники-руководители заключенных, мы с ними поговорили, спросили, чего хотят. Ничего не хотим, есть не будем. Но потом нашелся один из смотрящих, который нам информацию слил: оказалось, другой авторитет, который сидел в Сибири, по телефону приказал начать голодовку. Оперативники заранее имели на него специальный компромат — это наша стандартная работа, мы на всех заготавливаем дела, чтобы в подобных ситуациях их можно было использовать. Объяснили сибирскому авторитету, что сейчас в дело пойдет компромат, он испугался, позвонил в Санкт-Петербург — и голодовка прекратилась.

Гуманитарный вред

Работа с документацией по гуманитарной помощи тоже лежала на мне. Как правило, ее присылают разные бизнесмены — бывшие осужденные и европейские организации. Европейский совет по правам человека высчитал, что угроза европейскому здоровью идет из России, где обнаружен самый высокий уровень заболеваемости. А очаги распространения заболеваний, как правило, находятся в учреждениях системы исполнения наказаний и в войсковых частях. Поэтому и профилактические и лечебные мероприятия легче всего проводить там, где больные сконцентрированы. Правозащитники пробили нам гуманитарку, выделяли средства на тюремную медицинскую помощь. Моей задачей было окучивать все эти средства, рационально распределять их и делать проверки, чтобы на лекарственный бюджет не стенку кафелем покрывали, а все было потрачено по делу.

Однажды пришел нам из Швеции контейнер с гуманитарной помощью. Мы посоветовались и решили направить его в детскую воспитательную колонию в Карелию. Контейнер и контейнер, не стали смотреть, что там. В колонии его вскрыли, а там из неснижаемых запасов на случай военного времени шведского министерства обороны присланы кирки для ломки камней. Зам по тылу колонии на это все посмотрел, затылок почесал, ничего не взял, закрыл контейнер обратно — пусть стоит. А другие сотрудники колонии, кто прослышал про шведскую гуманитарную помощь, стали интересоваться, а где она, а что там?

И какой-то дурачок из своих же сотрудников не поверил, что нам в качестве помощи прислали кирки, и пустил слух, что контейнер был забит аппаратурой, магнитофонами и дорогим оборудованием. Кто-то написал жалобу в Министерство юстиции, что, мол, все содержимое гуманитарки разграбили. Чайка прислал комиссию, приехали полковники, показываем им документацию, открываем этот огромный морфлотовский контейнер: все с документами сходится. Закрыли контейнер, комиссия поехала отчитываться министру, что все в порядке, просто гуманитарка бестолковая. Министр успокоился, но кто-то опять написал жалобу — в прокуратуру, что администрация колонии с министром договорилась, что гуманитарная помощь разграблена и поделена между колонией и министерством. Приехала комиссия из прокуратуры, точно так же все проверили, посчитали, посмотрели, уехали. И тут третья жалоба, уже в Счетную палату, Степашину. Третья комиссия полковников приехала пересчитывать несчастные кирки, убедилась, что все в порядке, уехала. Мне потом зам по тылу этой колонии позвонил и сказал: «Слушай, если можно, не присылайте нам больше никаких гуманитарок».

Читайте так же:  Служебная записка образец о сроке выдачи заработной платы пример

Качели законодательства

Количество осужденных постоянно меняется в зависимости от законодательства, которое всегда находится в динамике, как качели, и то ужесточается, то гуманизируется. Когда учреждения ФСИН переполняются или когда того требует политическая ситуация, законодательство под громкие аплодисменты смягчают и часть заключенных выходит на свободу раньше срока. Многие из них возвращаются в преступный мир, распоясываются и творят что угодно. Тогда Уголовный кодекс уже по-тихому снова меняется и ужесточается, наполняя изоляторы и колонии. В обществе наступает период спокойствия, но бюджет на содержание осужденных заканчивается, и законодательство снова гуманизируют.

Амнистии имеют не только политическое значение, но и воспитательную роль. Те, кто осознал свою вину, выходят на свободу раньше. На них больше не приходится тратить деньги — на содержание одного осужденного в год тратится тысяч 200 рублей. Но всех не амнистируешь, тем более что многие сидят по зверским статьям и место им в психиатрической больнице, а не в тюрьме. Да и амнистии, чаще всего, проводят, чтобы показать миру, какие мы добрые, а не для того, чтобы освободить побольше людей.

Наркотики в погонах

Был у нас один опер, который от вора в законе потребовал купить ему джип. Вор ему машину купил, а покупку оплатил с личного счета. Когда вор вышел на свободу, он написал заявление в прокуратуру: «Вот, посмотрите, кто оплачивал машину вашему начальнику оперативного отдела». Оперативника с должности немедленно выгнали.

Наркотики тоже заносят адвокаты и сотрудники-предатели. Но сейчас сотрудникам денежное довольствие немного увеличили, и теперь они редко занимаются нелегальным дополнительным заработком. А когда оперативных дежурных содержали как бомжей, тогда, конечно, они проносили наркотики в собственных погонах.

Не бывает людей идеальных, психика так устроена, что поддается на соблазны, сколько человеку ни плати. Подготовкой отличаются только сотрудники, которых готовили в СССР, с ними совсем по-другому работали, все проходили проверки.

Всего сотрудников ФСИН России сейчас около 220 тысяч. Осужденных в местах лишения свободы по всей стране больше миллиона, и еще столько же условно ,осужденных. Надзором за условно осужденными занимаются уголовно-исполнительные инспекции: они проверяют соблюдаются ли судебные запреты на выезд из страны, на работу на определенных должностях и т. д. Их долгое время сокращали из-за нехватки денежных довольствий из бюджета. Теперь на одного сотрудника уголовно-исполнительной инспекции приходится 200 или даже 300 условно осужденных. Как он будет за ними наблюдать?

С каждым годом интенсивность службы возрастает, многие уходят с такой работы, и в конце концов на службе остаются не самые лучшие кадры. Качество этих профессионалов становится с годами все хуже и хуже.

Исправление через страдания

Те, кто лишен свободы, тоже делятся на две части. Одни находятся в изоляторах, ожидают суда, другие уже осуждены судом и находятся в местах исполнения наказания. И тех и других примерно равное количество, и на всех них также не хватает сотрудников для надзора и воспитательной работы. На одного начальника отряда в колонии приходится по 100-200 человек. А ведь в их обязанности входит постоянное написание личных дел осужденных — такой объем работы физически невозможно выполнить. Приходится выкручиваться: сами же осужденные пишут друг на друга личные дела, а начальник отряда их только подписывает. В таких условиях найти время на воспитательный процесс практически невозможно…

Основное отличие нашей пенитенциарной системы от европейской заключается в том, что она крайне консервативна. Это большой минус. Жизнь меняется, и все наши институты должны соответствовать времени.

Мой коллега, начальник отдела СИЗО и тюрем, ездил для обмена опытом в Англию. Когда он вернулся, он сказал: «Если бы у нас были такие условия, наш преступный контингент стремился бы попасть в места заключения, а не выйти оттуда».

Даже сегодня многие бездомные и безработные специально совершают преступления, чтобы оказаться в тюрьме. Но это происходит из-за того, что им больше некуда деваться и никто ими не занимается.

Пенитенциарная система — это острог, в который спрятали человека, чтобы причинить страдания. И если страданий не причинить, человек не исправится.

Есть разные степени страдания. В культурной шведской тюрьме осужденный читает газеты, звонит домой, видит, что жизнь идет, а он от нее изолирован. От этого он и мучается.

У нас же осужденный попадает на зону где-нибудь на Севере, берет топор в руки и идет валить лес целыми сутками. И общество зеков со своими порядками создает уникальные условия… Хотя есть такие, которые говорили: «Вот в Ураллаге было плохо, да. А в колониях поближе — пионерский лагерь: хорошо, кормят, крыша над головой». И если человеку нравится жить в таких условиях, то очевидно, что ни о каком исправлении он даже не думает. Эта среда для него дом, а не страдания.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Сложно сказать, что работает лучше: просто изоляция или изоляция и унижения — то и то плохо. Есть люди, для которых воровство и бандитизм — это стиль жизни, они искренне думают, что по-другому нельзя. Им место в психиатрической больнице с интенсивным наблюдением. Но сейчас их запирают в тюрьмы, и толку от этого никакого нет.

Источники


  1. Давыденко, Дмитрий Как избежать судебного разбирательства. Посредничество в бизнес-конфликтах / Дмитрий Давыденко. — М.: Секрет фирмы, 2014. — 168 c.

  2. Кондрашков, Н.Н. Тунеядство: против закона и совести; М.: Юридическая литература, 2012. — 160 c.

  3. Кони, А. Ф. Обвинительные и судебные речи / А.Ф. Кони. — М.: Студия АРДИС, 2016. — 707 c.
  4. Лазарев, В. В. История и методология юридической науки. Университетский курс для магистрантов юридических вузов / В.В. Лазарев, С.В. Липень. — М.: Норма, Инфра-М, 2016. — 496 c.
После службы фсин пошел в министерство обороны
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here